Problem fiction

Евгения Мальчуженко. «Куклоиды»

Апр 01, 2016 Переплет

KukloidiПока читала «Куклоидов», мне вспоминался «Скотный двор» Оруэлла (в другом переводе «Ферма животных»). Здесь вместо животных ― куклы. И те, и другие — символ, который использует автор. И животные, и куклы свободны от наших человеческих условностей. Это позволяет авторам глубже выразить свою мысль и подняться до уровня притчи. И та, и другая книга ― книги-размышления об устройстве общества, о скрытых механизмах, которые им управляют, кто именно оказывается у власти и почему. Каждая кукла в книге Мальчуженко ― отдельный человеческий тип. Одни персонажи «Куклоидов» завидуют друг другу, тешат своё тщеславие, унижаются перед власть имущими и любой ценой стремятся наверх. Другие абсолютно не разбираются в интригах и хотят просто жить ― как многие из нас. Если повезёт, они находят кого-то, кого можно любить - и тогда уже поддерживают и защищают друг друга, и им уже всё равно, что над ними смеются.
И есть ещё кто-то мудрый и всё понимающий. Он помогает друзьям и точным словом смиряет гнев правителя-самодура, который признаёт в нём недюжинный ум и поэтому считает его опасным.
Всё это происходит не где-нибудь, а на помойке. За помойкой. В особом кукольном мире, в том, куда они попадают после жизни среди нас, людей. От этого всё время странное чувство ― то ли жалость, то ли страх. Герои-куклы оказались ненужными, они выброшены людьми ― и строят теперь свой собственный мирок, так похожий на человеческий.
Книга была бы хороша для внеклассного чтения с продвинутыми подростками. Здесь «на пальцах» показывается, как всё происходит в мире тирании. Автор раскладывает такое общество по полочкам, показывает, кто в нём кто.
Вместе с тем от книги остается впечатление незаконченности. Автор, Евгения Ильинична Мальчуженко, погибла в дорожной аварии. Думаю, будь она жива, рано или поздно захотела вернуться к своей книге.
Ведь самый симпатичный герой повержен ― но ведь он не умер. Мы оставляем его спящим «богатырским сном». Его предали, оставили одного, неузнаваемого для других, но он жив, и, наверное, попробует что-то сделать. Это неплохая зацепка для разговора с думающими детьми.

Евгения Басова

PS. Обзор всей серии "Недетские книжки" читайте в шестом номере журнала "Переплет".