Problem fiction

Рольф Лапперт. «Пампа блюз».

Апр 01, 2016 Переплет

1012330551Действие повести происходит в глухой деревушке. Правда, в Германии. У нас редкость деревенские подростки, у которых отец бы изучал диких зверей в Африке, а потом погиб в авиакатастрофе, а мама была бы джазовой певицей, разъезжающей по гастролям, так что сын даже не может вспомнить, во Франции она сейчас или в Испании (впоследствии выясняется, что она в Дании, а скоро поедет в Финляндию).

Бен ― главный герой, от лица которого и ведётся рассказ ― совершенно необыкновенный подросток. К 16 годам он прочитал множество книг ― конечно же, об Африке, но не только. Школу он, как сам говорит, бросил. Впрочем, скорее перешёл на домашнее обучение, поскольку время от времени ездит сдавать экзамены. При этом он успел получить две профессии ― выучился на садовника и на автомеханика. Он построил транспортное средство, которое назвал «тук-тук», и разъезжает на этом «тук-туке» по окрестностям. В деревне Вингроден он самый младший, но остальные воспринимают его как равного. С ним советуются, делятся секретами, просят о помощи и просто вместе проводят время, когда по вечерам все собираются, чтобы (о ужас!) выпить пива и сыграть в «бинго». На равных, кстати, относятся и к деду Бена, которого он зовёт запросто, Карл. Дед очень стар и уже плохо понимает происходящее. Бен ухаживает за ним, хотя и без особой радости, но терпеливо, и во всех его репликах по отношению к Карлу, даже раздражённых, проглядывает память о детстве, терпение и доброта.

Словом, под обложкой  "Пампа-блюз" - уютный и добрый мир, несмотря на очевидные горести, которые переживают соседи Бена, да и он сам. Шутка ли ― мама оставила его, 16-летнего, ухаживать за дедом, страдающим старческой деменцией, и только иногда звонит из разных стран, чтобы спросить, как дела. Все эти страны, кажется, расположены где-то рядом с деревней, и вместе с тем ― где-то невероятно далеко. Такое смешение географии. Кстати, интересно, что один из соседей Бена ― русский. Зовут его Георгий Булатов. Он воевал в Чечне, потом нелегально попал в Германию, и, чтобы спасти его от депортации, добрая душа, медсестра Анна, вышла за него замуж. Россия упоминается в тексте ещё пару раз. Кто-то смотрит сериал «Доктор Живаго», а кто-то поёт грустную песню, которую выучил, когда 16-летним солдатом в России попал в плен.

Здесь все знают друг друга. И в какой-то момент начинает казаться, что это не только не про нас, но и не про Германию. Не зря же в названии деревни заложена игра слов. Если по-немецки прочитать его наоборот, получится «нигде». Это условный мир, и сам Бен временами похож на Пеппи Длинныйчулок. Да и его легендарный отец ― чем не отец Пеппи, Негритянский король? Автор создаёт особое пространство, но в этом условном мире многое похоже на нашу реальность. И, привыкнув к тому, что это не у нас, вдруг ловишь себя на мысли: как много же у нас общего! Глухая, умирающая деревенька ― это всегда грустно, где бы она ни находилась, в Поволжье, в Сибири или, например, в Западной Европе. И вот среди жителей находится человек, который хочет спасти деревню и сделать, чтобы сюда началось паломничество журналистов и туристов. Бену план земляка кажется не совсем правильным, но всё же он соглашается подыграть. Мы ждём авантюрной истории. Но в это время становится известно и происшедшем убийстве. Два жителя деревни арестованы ― и вот ты ждёшь, что дальше повествование пойдёт как детектив. Но этого не происходит, зато происходит знакомство Бена с безбашенной девушкой Леной. Кажется, вот, сейчас начнется любовная история. Но опять ― нет. Потому что Лена ― это ещё и беззащитность и страстное желание найти для себя семью, найти близких людей. Словом, книга интересна тем, что она то и дело меняет направление, и читателю трудно угадать, что будет дальше.  Параллельно основному повествованию, иногда в нескольких словах, перед нами проходят истории жизней разных людей. И иногда это трагические истории, как, например, история русского человека Георгия Булатова или мамы Лены.

Сильный эпизод, когда Бен чуть не предаёт деда. Но потом отказывается от своей мысли: нет, не получится. Кто-то усомнится, предательство это или нет. А кто-то сразу скажет, если в такой форме, какой придумал Бен, то да, точно, предательство. Читаешь ― и вдруг ловишь себя на том, что всё происходит уже не в условном, а в нашем обычном мире. Мир общий, и многое в этой книге ― про нас.

 Евгения Басова